Главная страница » О регионе » История » Ярославский край в 1917-1941 годы 
   

Кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой регионоведения и туризма ЯрГУ им. П.Г. Демидова

Андрей Юрьевич Данилов

  Ярославский край в 1917 1941 годы 

28 марта 1917 года ярославцы узнали о революционных потрясениях в Петрограде, полностью изменивших весь многовековой политический уклад в стране. Подавляющее большинство населения губернии встретило известие о свержении самодержавия с вдохновением, надеясь на перемены к лучшему как внутри страны, так и на фронтах надоевшей войны. В ряде городов прошли митинги, в Петроград были посланы приветственные телеграммы Временному комитету Государственной Думы. Наконец, начали создаваться новые общественные организации: Комитет общественной безопасности, призвавший поддержать Временное правительство; Ярославский совет рабочих депутатов, в котором преобладали меньшевики.

5 марта Временное правительство ввело должность губернских комиссаров Временного правительства, которые функционально должны были заменить губернаторов. Первым Ярославским губернским комиссаром был назначен пошехонский помещик член ЦК кадетской партии К.К. Черносвитов.

В Ярославском гарнизоне создаются полковые и ротные комитеты, которые активно вмешиваются в жизнь армии. Активно проявляют себя и рабочие, проводя забастовки, создавая фабрично-заводские комитеты.

При всей политической активности населения влияние партий на массы не было слишком уж велико. Правда, в деревне огромной популярностью пользовалась партия социалистов-революционеров (эсеров), которая в середине марта 1917 г. создала совет крестьянских депутатов. Остальные партии – большевики, меньшевики, кадеты – в Ярославской губернии были достаточно малочисленны.

Уже с апреля 1917 г. временный компромисс между различными политическими силами, установившийся после отречения царя, уходит в прошлое. Ярославские большевики поддерживают курс В.И. Ленина на «перерастание буржуазной революции в социалистическую», полностью разрывают с меньшевиками. Нарастает социальное недовольство, выражавшееся в проведении стихийных митингов, а также избиениях представителей властей.

Обстановка в деревне была более спокойной, крупных выступлений практически не было. Исключение – захват власти радикальными крестьянами и передача всей земли в распоряжение волостного земельного комитета в Нажеровской волости Ростовского уезда. Волостное собрание здесь объявило себя высшей властью на территории волости (эти события вошли в историю как «Нажеровская республика»).

С июля 1917 г. в губернии серьезные проблемы с продовольствием. За июль-август губерния не получила хлеба вообще, в сентябре – лишь 56 тыс. пудов из 300. В Рыбинске – разгромы хлебных караванов. В деревню возвращаются дезертиры. Это накаляет ситуацию, т.к. они озлоблены, политизированы, пропитаны агитационной демагогией. В деревне – самовольные порубки лесов, захваты земли.

В июле 1917 г. в Ярославской губернии состоялись выборы в органы местного самоуправления – первые в России всеобщие выборы. В Ярославле победу одержали эсеры и меньшевики. После этого КОБ передал свои полномочия городским думам. В отставку подал и К. Черносвитов. Новым губернским комиссаром со 2 августа 1917 г. стал Б.В. Дюшен, по своим политическим взглядам больше тяготевший к меньшевикам.

Но власть по-прежнему не пользовалась авторитетом и силой для наведения порядка. Недовольство среди населения продолжавшейся войной и усиливавшимися продовольственными трудностями нарастало. К тому же события т.н. Корниловского мятежа привели к падению авторитета кадетской, эсеровской и меньшевистской партий и росту большевиков.

Еще в июле получившая лишь 10% голосов ярославцев партия стремительно набирала вес. В течение осени ярославские большевики добиваются своего преобладания в большинстве местных советов, распространяют влияние на фабзавкомы и гарнизоны.

В октябре ярославские большевики, следуя в русле общепартийных решений, начинают подготовку к вооруженному захвату власти. Важнейшим шагом для установления контроля в губернии становится создание вооруженных отрядов Красной Гвардии на предприятиях, а также получение от гарнизонных комитетов согласия на поддержку в случае вооруженных столкновений.

Утром 26 октября 1917 г. в Ярославле было получено известие о захвате власти в Петрограде большевиками. Для обсуждения «текущего политического момента» в «Доме народа» (бывшей резиденции губернатора) 27 октября 1917 г. созвано расширенное заседание Ярославского совета. Большевикам, заручившимся поддержкой представителей фабзавкомов и полковых комитетов, удалось провести свою резолюцию о немедленной передаче власти советам. В результате эсеры с меньшевиками объявили о подлоге результатов, после чего покинули «Дом народа». После их ухода оставшимися (в основном большевиками) избран Временный Исполнительный Комитет Совета рабочих и солдатских депутатов, сосредоточивший у себя власть в губернии. При совете образован Военно-Революционный Комитет, обеспечивавший соблюдение распоряжений новой власти.

Приход большевиков к власти в других городах и местностях Ярославской губернии также не был отмечен серьезными столкновениями. В Любиме, Романово-Борисоглебске, Данилове, Мышкине, Ростове представители Временного правительства просто уступили место новым советским органам. В Угличе для этого потребовалась демонстрация оружия, хотя также обошлось без жертв. В Пошехонском уезде была попытка противостоять большевикам с оружием в руках, также быстро подавленная.

Специфично развивались события лишь в Мологском и Рыбинском уездах. В Мологе и Рыбинске большевики смогли прийти к власти лишь в январе-феврале 1918 г. с помощью прибывших с Балтики матросов, при этом в Брейтовской волости Мологского уезда к тому моменту уже образовалась самостоятельная «Брейтовская республика» со своим СНК (просуществовала до июня 1918 г.).  

В ноябре 1917 г. состоялись выборы в Учредительное собрание  - символ и цель революции 1917 г. Они принесли по Ярославской области следующие результаты: 48% (в основном крестьяне) проголосовало за партию эсеров, 37,5% (значительно больше, чем в целом по стране) отдало свои голоса большевикам, 12% набрали кадеты. Правда, Учредительное собрание, на котором от Ярославской области присутствовало 6 человек (3 эсера, 2 большевика, 1 кадет), провело лишь одно заседание и было распущено. Характерно, что, как и по всей стране, серьезных выступлений в его поддержку в Ярославской губернии зафиксировано не было.

В первые месяцы нахождения у власти ярославские большевики – как и по всей стране – занимались созданием новых органов – губернских, городских и уездных исполкомов, проводили национализацию промышленных предприятий и банков, пытались выправить катастрофическую ситуацию со снабжением продовольствием городов и, наконец, расчищали себе дорогу к монопольному управлению регионом. Ситуацию первой половины 1918 г. можно в целом охарактеризовать как непрекращающуюся череду социальных выступлений и конфронтаций, выборов и политических кризисов. В январе 1918 г. произошло выступление ярославцев против декрета об отделении церкви от государства -  т.н. «поповский мятеж» - который был подавлен с человеческими жертвами. В течение всей весны 1918 г. проходил серьезный конфликт между Ярославским губернским (председатель Н.И. Доброхотов) и городским (председатель Д.С. Закгейм) советами по вопросу разделения полномочий между организациями, завершившийся выборами нового рекомендованного Москвой председателя губернского исполкома С.М. Нахимсона. Наконец, в течение первой половины 1918 г. левые эсеры и меньшевики – единственные политические силы, готовые первоначально сотрудничать с большевиками в новых политических условиях, – оказались выдавлены из советов всех уровней, что завершило оформление однопартийной власти в Ярославской губернии.

6 июля 1918 г. группа офицеров во главе с полковником А.П. Перхуровым захватила власть в Ярославле, произвела аресты и расстрелы руководителей советских органов и объявила о приостановлении действия важнейших распоряжений большевиков. Это событие, ставшее одним из первых в Центральной России антибольшевистских выступлений, вошло в историю как Ярославский белогвардейский мятеж. Подготовкой его занималась организация «Союз защиты Родины и свободы» во главе с Б.В. Савинковым, которая получила финансовую поддержку и обещание военной помощи со стороны ряда внутренних антибольшевистских сил и представителей стран Антанты. Но обещания не были выполнены, и захватившие центр Ярославля офицеры оказались обречены. Несмотря на то, что часть горожан поддержала повстанцев, силы их были невелики. Большевики, стянув к городу большое количество живой силы и техники, начали артиллерийский обстрел Ярославля, превратив его в сплошное пожарище. Попытки белогвардейцев заручиться поддержкой окрестных крестьян, а Савинкова  захватить Рыбинск также не увенчались успехом. В результате 17 июня 1918 г. Перхуров с несколькими десятками сподвижников прорвался из Ярославля в сторону Костромы, а 21 июня красные взяли центр Ярославля. Город был практически полностью разрушен, а большевики в течение нескольких месяцев проводили расстрелы организаторов и участников (реальных и мнимых) белогвардейского мятежа. Общее количество жертв июльских событий подсчитать крайне сложно, однако в целом в результате гибели в боевых действиях, расстрелов, вспыхнувшей затем эпидемии и просто бегства население города уменьшилось на 50 тысяч человек; более 2000 зданий было уничтожено полностью.           

Ярославский белогвардейский мятеж стал одним из наиболее ярких событий гражданской войны – периода в истории России и Ярославского края, когда борьба за власть велась преимущественно вооруженным путем, действовал чрезвычайный режим, пронизывавший все сферы человеческого бытия. 

4 августа 1918 г. Ярославская общегородская партконференция приняла постановление о проведении массового террора к врагам Советской власти. В начале сентября же 1918 г. уже на общесоюзном уровне постановлениями СНК и ВЦИК в связи с покушением на Ленина и убийством Урицкого был объявлен Красный террор к «буржуазии и ее агентам». Основные составляющие Красного террора, применявшиеся в том числе и в Ярославской губернии: массовые расстрелы, создание концлагерей для политических заключенных, взятие в заложники врагов революции и ценных для них лиц.

Весь период Гражданской войны главным карательным органом в губернии была Ярославская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности. Вплоть до февраля 1919 г. действовали уездные чрезвычайные комиссии, также проводившие расстрелы. Наибольшие всплески расстрелов приходились на первые месяцы после подавления мятежа, а также на лето 1919 г., когда по всей губернии вспыхнули крестьянские восстания.

Основными причинами восстаний крестьян были принудительные призывы в Красную армию, а также аграрная политика большевиков, получившая название продовольственной диктатуры.  Уже в июне 1918 г. в городах губернии начинают создаваться продотряды, а в сельской местности – комитеты бедноты. Целью их было изъятие продовольствия у сельского населения. Естественно, что крестьяне воспринимали действия комбедов и продотрядов как грабительские, и, по мере того, как их деятельность усиливалась, недовольство сельского населения нарастало. Имелись случаи и вооруженных столкновений крестьян и продотрядовцев. В ноябре 1918 г. в Мологском уезде вспыхнуло восстание крестьян, быстро распространившееся на значительные территории. После  того, как повстанцы захватили ряд железнодорожных станций и стали угрожать мосту через Волгу, на подавление выступления были отправлены большие отряды красноармейцев и восстание было жестоко подавлено.

В мае 1919 г. в связи с очередным набором в армию произошел новый всплеск выступлений. Крестьяне массово уходили в леса, организовывались там, а затем начинали «сшибать советы», т.е. ликвидировать советскую власть. Повстанцев во многих случаях поддержали местные священники, учителя, а также бывшие офицеры. Наиболее крупные очаги выступлений возникли на западе губернии (Угличский и Мышкинский уезды), севере (Пошехонский уезд) и востоке (Даниловский и Любимский уезды). Пик выступлений пришелся на июнь-июль 1919 г., когда восстаниями было охвачено до трети всей территории губернии. Только обратившись за помощью к Москве и властям соседних губерний, ярославские власти смогли подавить восстания, используя в том числе и такие средства, как массовые расстрелы, взятие в заложники всего населения деревни и даже поджог деревень.

Несмотря на такие жестокие меры, крестьянское движение в восточной части губернии (Даниловском и Любимском уездах), возглавляемое Г. Пашковым и К. Озеровым, продолжалось до 1920 г., приобретя формы партизанской борьбы.

Одним из ярких моментов чрезвычайщины, постигшей нашу страну в годы Гражданской войны, было существование концлагерей. На территории Ярославской губернии они начали создаваться в мае 1919 г. В концлагеря помещали как преступников, так и потенциальных врагов власти, причем часто срок содержания указывался «до конца гражданской войны». К 1921 году три концлагеря имелось в Ярославле (Спасо-Преображенский и Казанский монастыри, Коровницкая тюрьма), по одному в Рыбинске и Данилове. Максимальное количество заключенных в них достигало 5 тысяч человек.

В 1918 1920 гг. на территории Ярославской губернии формировались также отряды для отправки на фронта Гражданской войны. Мобилизованные в Красную армию ярославцы сражались против Колчака и Деникина, Врангеля и Польши. Первым кавалером первого советского ордена – Красного Знамени – стал уроженец Рыбинского уезда В.К. Блюхер, в дальнейшем получивший эту награду еще четыре раза и ставший потом первым маршалом Советского Союза. А еще один рыбинец – А.А. Сурков – сочинил одну из самых известных песен о Гражданской войне – «Конармейскую песню»: «Помнят псы-атаманы, помнят польские паны конармейские наши штыки…».

К концу 1920 г. фактор Гражданской войны перестал оказывать существенное влияние на обстановку в Ярославской губернии. Большевики отстояли свое право на власть, и на смену военным столкновениям постепенно приходят новые – более конструктивные – заботы. В губернии наблюдалась полнейшая хозяйственная разруха, вызванная Гражданской войной и политикой военного коммунизма. Производство промышленной продукции снизилось по сравнению с 1913 годом в 6 раз, количество рабочих на предприятиях губернии уменьшилось с 37 до 26 тысяч. На треть уменьшились посевные площади в деревне, практически ликвидированы были такие важнейшие для края отрасли сельского хозяйства, как льноводство и животноводство. 

В марте 1920 г. Х съезд РКП (б) принял решение о замене продразверстки продналогом и восстановлении свободы торговли. С этого момента начинает развертываться Новая экономическая политика (НЭП). Для скорейшего преодоления политической и экономической апатии, охватившей крестьянство к концу Гражданской войны, в ярославскую деревню были посланы сотни агитаторов, разъяснявших сущность новой политики и убеждавших крестьян заняться нормальным ведением хозяйства. Помимо слов, сельским жителями помогали и организационно, в том числе обеспечивая их посевным материалом, была проведена «Неделя красного пахаря», в ходе которой рабочие осуществляли починку сельхозинвентаря. В результате в 1921 г. собран довольно высокий урожай. Правда, это не изменило низкого уровня жизни населения, так как значительная часть урожая была отправлена ярославцами в помощь средневолжским губерниям, охваченным голодом.

И все же положительная тенденция была налицо. В течение ближайших лет восстановление сельского хозяйства шло быстрыми темпами, и к 1925 г. его показатели превысили уровень 1913 г. Более того, сельское хозяйство Ярославской  губернии стало более специализированным – основной отраслью на селе стало животноводство и техническое растениеводство. Активно развивалось в эти годы кооперативное движение (сельхозкооперация).

Похожие процессы наблюдались и в промышленности, где благодаря введению хозрасчета и стимулированию рабочих с помощью прямой материальной заинтересованности к 1925 году удалось запустить практически все остановленные в годы Гражданской     войны заводы, а также достигнуть довоенного уровня. Встал вопрос о путях дальнейшего развития промышленности.

Вторая половина 1920-х годов запомнилась важнейшими достижениями на предприятиях Ярославской губернии. Из маленькой авторемонтной мастерской возникает крупный Ярославский автозавод, который с 1925 года начал выпуск первых в Советском Союзе грузовиков (Я-3). Завод «Победа рабочих» начал производство цинковых белил (менее вредных для здоровья в сравнению со свинцовыми). Быстрыми темпами развивались и предприятия второго по значению промышленного центра края Рыбинска: рыбинский завод «Металлист»  перешел на производство спичек (ранее их ввозили из-за границы), а Рыбинская судоверфь стала изготавливать нефтеналивные баржи. Наконец, 1926 год ознаменовался пуском первой крупной электростанции в Ярославском крае - Ляпинской ТЭЦ.

1926 1927 гг. вошли в историю экономики Ярославского края тем, что впервые за всю историю общий объем произведенной промышленной продукции оказался выше сельскохозяйственной.  Ярославский край становился индустриальным.

Годы НЭПа запомнились широкомасштабными административными реформами, затронувшими и Ярославскую область.

3 февраля 1921 года из Ярославской губернии выделилась Рыбинская губерния. В ее состав вошли Рыбинский, Мышкинский, Мологский, Пошехоно-Володарский, Угличский, а с апреля 1921 г. добавились Весьегонский и Краснохолмский уезды Тверской губернии. Ярославская губерния осталась в составе Ярославского, Даниловского, Любимского, Ростовского, Тутаевского уездов. Рыбинская губерния просуществовала до 15 февраля 1923 г., после чего была расформирована.

В 1923 году в Ярославской губернии упразднялись три маломощных в промышленном отношении уезда (Любимский, Мышкинский, Тутаевский), а их территории включались в состав соответственно Даниловского, Рыбинского и Ярославского уездов. В 1925 г. постановлением Президиума ВЦИК в крае образованы рабочие поселки: Норский посад (переименованный в Красный Перевал), Гаврилов-Ям (в 1938 г. получил статус города), Красный Профинтерн (поселок при Волжском паточном и химическом заводе Понизовкина), Константиновский (поселок при заводе горючих и осветительных масел братьев Нобелей), Красные Ткачи (поселок при полотняно-ткацкой и отбельно-отделочной фабрике Сакиных), Аббакумово (поселок при заводах Журавлева – судостроительном, механическом и канатной фабрике), Песочное (поселок при фарфоровой фабрике М.С. Кузнецова), Волга (поселок при вигонепрядильная фабрика товарищества Волжской мануфактуры). При этом город Петровск стал селом. В 1928 году статус городов временно потеряли Мышкин (до 1990 г.) и Любим (до 1938 г.).

Таким образом, к 1929 году в Ярославской губернии насчитывалось 7 уездов, 8 городов и 8 рабочих поселков.

Рубеж 1920 1930-х гг. стал для Ярославского края временем широкомасштабных изменений, осуществлявшихся силовыми методами, и повлекшим неимоверное социальное напряжение и жертвы. Важнейшими проявлениями этих грандиозных  перемен на территории края стали форсированная индустриализация, сплошная коллективизация и раскулачивание, административная реформа и культурная революция.

В апреле 1929 г. в СССР был утвержден первый пятилетний план, в соответствие с которым общий объем выпускаемой продукции в стране должен был вырасти в 2,8 раза. Особый акцент делался на развитие тяжелой промышленности, а также на военно-промышленный комплекс. Началось масштабное строительство новых предприятий по всей стране, причем 19 из них были объявлены сверхударными (или «всесоюзными коммунистическими»). На территории Ярославского края оказалось три таких первоочередных объекта:

- Резиноасбестовый комбинат (РАК, введен в эксплуатацию в 1931 1932 гг. и стал крупнейшим в мире заводом подобного профиля, дававшим 75% союзного и 20% мирового объема производства резины).

- завод Синтетического каучука (СК-1, 7 июля 1932 г. в Ярославле на данном предприятии получен первый в мире синтетический каучук).

- Рыбинский моторный завод  (№ 26, реконструирован из бывшего завода «Русский Рено», после чего стал крупнейшим в СССР заводом по производству авиационных двигателей М-17 (основной боевой двигатель советских ВВС). Главный конструктор Рыбинского моторного завода – академик, дважды Герой Социалистического Труда В.Я. Климов).  

Вообще за годы первых пятилеток Рыбинск превратился в один из крупнейших машиностроительных центров страны. В нем были созданы такие заводы, как «Полиграфмаш» (производство первых в стране полиграфических машин), «Раскат» (производство первых в стране дорожных катков), «Вымпел» (производство военных катеров) и др. За 1930-е гг. производственные мощности Рыбинска выросли в 32 раза, а население – в 4,5 раза.

Значительных успехов в 1930-е гг. добился Ярославский автозавод, ставший на долгие десятилетия одним из градообразующих предприятий Ярославля. На нем были выпущены первые в стране самосвалы (ЯС-1), первые троллейбусы (ЯТБ-1, 1936 г.), продолжался выпуск грузовиков (с 1931 г. – 12-тонные Я-12), автобусов.

Ярославский тормозной завод первым в стране освоил выпуск автоматических тормозов (изобретатель И.К. Матросов – уроженец села Малые Соли, машинист паровоза рыбинского депо), производя тормоза для московского метрополитена и поездов.

Из других городов края необходимо отметить Переславль-Залесский, в котором в декабре 1932 г. была пущена уникальная фабрика кино- и фотопленки «Славич» (большинство советских фильмов 1930-х снимались на ее пленке).

Результатом форсированной индустриализации 1930-х гг. стало изменение отраслевой структуры края. Главной отраслью региона стало машиностроение, на второе место выдвинулась химическая промышленность, в то время как традиционная текстильная отрасль отодвинулась на третье место.

Для обеспечения функционирования возникших в 1930-е годы заводов-гигантов требовались совершенно иные энергетические мощности. Летом 1931 г. началось строительство ТЭЦ-1, которая, помимо обеспечения электроэнергией резиноасбестового комбината, с момента своего пуска в 1934 г. стала обеспечивать жителей Ярославля бесперебойной бытовой электроэнергией и (впервые в истории) горячей водой. Но наиболее яркой страницей в истории ярославской энергетики стало строительство каскада Верхневолжских ГЭС.

С января 1936 г. началось возведение Рыбинского гидроузла (ГЭС на Шексне и двухкамерные шлюзы на Волге). На строительстве каскада Верхневолжских ГЭС активно применялась принудительная рабочая сила специально созданного для этого в 1935 г. Волголага (подразделения ГУЛАГа). Для обеспечения должного подпора воды и удобства судоходства вода в Волге выше Рыбинска была поднята на 18 метров, что привело к созданию второй по мощности ГЭС в СССР (после ДнепроГЭС) и крупнейшего в Европе искусственного водохранилища (Рыбинского, площадь 4,5 тыс.кв.км). В результате в период с 1941 по 1947 г. (годы заполнения водохранилища) в плодородном некогда Молого-Шекснинском междуречье было затоплено около 700 населенных пунктов с более чем 25 тысячами домовладений, в том числе полностью город Молога (5 тысяч жителей); частично подтоплены такие города, как Весьегонск, Пошехонье и Мышкин.

Одновременно с Рыбинском строительство гидроузла с электростанцией развернулось и в Угличе. Объем работ здесь, как и мощность электростанции, был намного меньше, в результате в июле 1940 г. началось затопление Угличского водохранилища, в декабре 1940 г. Угличская ГЭС дала первый ток, а на проектные мощности она вышла в 1943 г.  

В 1929 году в СССР был осуществлен переход на новое административное деление. Вместо губерний, уездов и волостей создавались области, округа и районы. В результате реформы в начале 1929 года четыре губернии Верхнего Поволжья – Владимирская, Ивановская, Костромская и Ярославская были объединены в Ивановскую промышленную область, просуществовавшую до 1936 года. Причем прежняя Ярославская губерния была разделена на два округа – Ярославский и Рыбинский (всего в новой области было семь округов).

Окружная система действовала до середины 1930 года, а затем округа были упразднены, тем самым Ярославль и Рыбинск стали районными центрами в рамках Ивановской промышленной области. Низшей административно-территориальной единицей вместо волости стал сельский совет.

Такая ситуация просуществовала в регионе до 11 марта 1936 года, когда постановлением Президиума ВЦИК была образована Ярославская область. В ее состав вошли территории бывшей Ярославской и Костромской губерний и бывший Переславский уезд Владимирской губернии. Костромская область выделилась в самостоятельную административную единицу 13 августа 1944 года, оставив Ярославской области правобережную часть Некрасовского района (бывший посад Большие Соли с окрестностями). После этого внешние границы Ярославской области не изменялись вплоть до настоящего времени.

Одним из наиболее трагичных и имевших далеко идущие последствия моментов для края стала так называемая массовая коллективизация – ликвидация крестьянских хозяйств и создание на селе колхозов. В декабре 1929 года партийное руководство Ивановской промышленной области приняло решение о коллективизации в 1930 году не менее 25% крестьянских хозяйств. В Ярославском округе по решению областного руководства намечалось вовлечь в 1930 году в колхозы 27% хозяйств, в Рыбинском – 35%.

Для обеспечения скорейшего выполнения поставленных планов в крае был организован набор рабочих – т.н.  двадцатипятитысячников. В Ярославле и Рыбинске для кандидатов были организованы специальные курсы, по окончании которых рабочие направлялись в колхозы на руководящие должности. В ходе осуществления коллективизации организаторы колхозов допускали многочисленные, подчас вопиющие, нарушения, угрожая крестьянам, которые отказывались вступать в колхоз, изъятиями земельных наделов, конфискацией имущества, выселением, арестами.

Этот процесс сопровождался раскулачиванием – репрессивными мероприятиями в отношении зажиточной части сельского населения. Только в первые два месяца начавшейся массовой коллективизации было репрессировано 2153 человека. Но наиболее массовая «атака» на зажиточные слои деревни прошла весной-летом 1931 года. В это время из верхневолжских деревень было выселено 13 тысяч человек. Всего к августу 1931 года, по данным органов госбезопасности, за пределы Ивановской промышленной области было выселено 18,2 тысячи крестьян. Таким образом, была истреблена основная часть ярославского зажиточного крестьянства. Многие жители деревни в этот период самораскулачились, подавшись в города на стройки первых пятилеток.

Создававшиеся в ярославской деревне колхозы были маломощными. В это время в регионе один трактор в среднем приходился на 5 колхозов,  а один комбайн - на 320 колхозов! Трактора в общем объеме тягловой силы составляли лишь 10,5 %, а основная масса производственной деятельности велась вручную.

Одним из отрицательных последствий коллективизации стал повальный забой скота крестьянами, не желавшими отдавать его в колхозы. За три с половиной года массовой коллективизации животноводству в Верхнем Поволжье был нанесен страшный удар. С 1930 по середину 1933 года поголовье коров в регионе сократилось, по официальным данным, на 678 тысяч голов, или на 21,5%, лошадей – на 212,9 тысяч, или на 36%, овец – на 678 тысяч, или 34%. Поголовье скота в Ярославской области восстановится до уровня 1920-х годов лишь к середине 1950-х годов!!!

Но главного власти добились. С 1928 по 1933 год заготовки сельскохозяйственной продукции в Ивановской промышленной области возросли (в тысячах тонн): по зерну с 9,8  до 165, по картофелю – со 196 до 477, по молоку – с 89 до 153, по овощам – с 8,5 до 51, по льноволокну – с 21 до 39. Область занимала третье место в стране по посевам льна, обеспечивая 10,8% всех его общесоюзных заготовок. Всей стране были известны ярославская порода крупного рогатого скота, романовские овцы, брейтовская порода свиней, фигурировавшие на сельскохозяйственных выставках как символы «сталинского изобилия». И это при том, что из деревни выгребалось буквально всё – крестьянство нищало, голодало, экономически деградировало.

Одним из наиболее страшных проявлений тотального контроля партии и государства над обществом в 1930-е годы стали массовые политические репрессии. Раскулачивание, Волголаг, конечно же, являлись элементами сталинского террора. Но его пик пришелся на 1937 1938 годы, став страшной частью повседневности предвоенного советского общества. Черные воронки увезли в никуда десятки тысяч ярославцев. По официальным данным, только за два этих года органами НКВД Ярославской области было расстреляно 1660 человек. Особенно сильный удар обрушился на руководящих работников  советских и партийных области, комсомольских руководителей, директоров предприятий. Так, по сфабрикованным обвинениям были расстреляны  первые секретари Ярославского обкома А.Р. Вайнов и Н.Н. Зимин, председатель облисполкома Г.Г. Заржицкий, директор Рыбинского машиностроительного завода В.Е. Фохт, директор резиноасбестового комбината Л.Т. Стреж и многие другие. В 1989 г. в окрестностях деревни Селифонтово Ярославского района было обнаружено место захоронения 187 расстрелянных в октябре 1938 г., среди которых был и первый председатель Ярославского губернского совета Н.Ф. Доброхотов. Скорбный памятник на этом месте – напоминание о крайней противоречивости событий тех лет как в Ярославском крае, так и в целом в стране.