Главная страница » О регионе » История » Возникновение городов и христианизация 
   

Кандидат исторических наук, доцент, заместитель декана исторического факультета ЯрГУ им. П.Г. Демидова

Елена Владиславовна Спиридонова

Славянское освоение ярославских земель, возникновение городов и христианизация края  

Единичные проникновения отдельных групп славян на территорию современной Ярославской области, возможно, начались еще в конце VIII веке, но широкое освоение славянами здешних территорий приходится на IX-X века. Основная масса памятников этого периода сосредоточена бассейне Мологи и далее вплоть до Ростова, что свидетельствует о значительном потоке переселенцев с северо-запада - новгородских словен. Начало интенсивной волны расселения смоленских кривичей приходится на Х-XI века. Вполне возможно, что незначительный процент славянских переселенцев, особенно в южных районах, составляли вятичи, проникавшие сюда со стороны Оки.

Сближение славянских и мерянских этносов проходило достаточно мирно. По-видимому, нередкими были брачные связи между славянами и мерянами, о чем свидетельствует появление славяно-мерянских поселений и наличие финно-угорских элементов в славянских курганных могильниках. Меря, как этнос, перестала существовать видимо в XII веке, хотя в окружении славян еще одно-два столетия сохранялись сравнительно небольшие островки финно-угорского населения.

 Клад серебряных дирхемов из Тимерева

Этнополитическую обстановку на территории края в IX-XI веках позволяют рассмотреть такие значительные курганные могильники Ярославского Поволжья как Тимеревский, Михайловский и Петровский. Исследователи выделяли три этнических компонента данных памятников: славянский, финно-угорский и скандинавский, правда их процентное соотношение до сих пор остается под вопросом. Характерными чертами скандинавских погребений являются кольцевые кладки из камней в подкурганной конструкции, треугольная форма погребальных кострищ, и специфически инвентарь – железные гривны (шейные украшения) с привесками в форме молоточков Тора, скорлупообразные бронзовые фибулы, застежки в виде птиц, широкие выпукловогнутые браслеты и т.д.  Правда, учитывая, что Х век был периодом оживленных торговых связей, наличие в погребениях вещей скандинавского происхождения далеко не всегда свидетельствует об этнической принадлежности умершего.  Кстати о развитой торговле свидетельствуют и два весьма значительных по размеру клада серебряных арабских дирхемов, обнаруженных на Тимереве. В одном из курганов Тимеревского некрополя был найден меч каролингского типа с клеймом «ULFBERHT», изготовленный в одной из Рейнских мастерских

Меч каролингского типа из Тимеревского могильника   Скандинавская фибула из Тимеревского могильника

К числу определяющих финских элементов исследователи долгое время относили наличие в погребениях глиняных лап и колец, шумящих привесок и оберегов из просверленных зубов и костей животных. Таким образом, на долю славянского населения оставались погребения без каких-либо ярких признаков: трупосожжения с малым количеством погребального инвентаря и трупоположения с западной ориентацией (головой на запад). Правда, А.Е. Леонтьев считал, что большинство финских элементов вполне может присутствовать в славянских погребениях, поскольку в условиях складывания новой этносоциальной общности характерно смешение и заимствование религиозных обрядов, следовательно, процент финских погребений здесь следует свести к минимуму.

Славяне селились на пригодных для занятий земледелием участках вдоль речных долин. Выращивали пшеницу, ячмень, просо, овес, рожь, горох, бобы и др. В X-XI веках здесь развивается новая структура хозяйства, включающая пашенное земледелие. Наряду с земледелием большую роль в хозяйстве играло и животноводство. Заметную роль играли промыслы: охота, рыбная ловля, бортничество. С сельским хозяйством были тесно связаны такие виды деятельности, как прядение, ткачество, деревообработка и косторезное производство. Вплоть до X века на славянских памятниках господствовала лепная керамика, которая к XI веку почти полностью вытесняется гончарной, т.е. изготовленной при помощи гончарного круга. Значительное место в хозяйстве занимало железоделательное производство. Обработка цветных металлов была менее распространенной отраслью хозяйства, что связано с отсутствием залежей необходимых руд. Сырьем, по-видимому, служил лом цветных металлов, а также византийские и арабские монеты. Орнамент на украшения наносился чеканом, позднее распространение получают зернь и скань. Традиционным украшением славянок были височные кольца, которые вплетались в волосы или крепились к кожаному ремешку на голове. Височные кольца разных славянских племен значительно отличались по внешнему виду. Так для кривичей были характерны браслетообразные височные кольца с завязанными концами, для словен – ромбощитковые, а для вятичей – семилопастные и.т.д. 

Славянские височные кольца словене, кривичи, радимичи, вятичи, северяне

В IX-XI вв. на территории края появляются первые города. Ростов впервые упоминается в «Повести временных лет» под 862 г. Город возник на месте мерянского поселка, во времена Рюрика стал центром сбора дани, а позднее, Ростов, уже как центр княжеской власти, приобретает господствующее значение, окончательно сместив с прежних позиций Сарское городище. В 988/989 году Ростов был передан во княжение Ярославу Владимировичу, а после перевода его в Новгород его брату – Борису Владимировичу.

Официальной датой основания Ярославля считается 1010 г., время ростовского княжения Ярослава Мудрого. Город был основан в устье Которосли, как крепость, прикрывающая путь к Ростову. Судя по материалам последних археологических раскопок, здесь, уже в середине XI в. возвышалась небольшая по площади крепость с мощными укреплениями. Первое упоминание Ярославля в летописи приходится на 1071 г., и связано с описанием восстания волхвов, зачинщики которого происходили из Ярославля.

Углич впервые упоминается только в 1148/49 году, кстати, как и Молога,  но местные предания относят основания города ко временам княгини Ольги. Эти данные подтверждаются и археологическими раскопками, датирующими первое славянское поселение на месте будущего города не ранее третьей четверти Х века.

Интересна ситуация с Рыбинском. Хотя официально Рыбная слобода получает городской статус лишь в XVIII веке, археологические раскопки фиксируют появление поселения на месте впадения Шексны в Волгу в первой половине XI веке. Причем поселения большого, площадью не менее 30 га, бывшего крупным торговым и ремесленным центром. Среди находок археологов можно упомянуть арабские дирхемы и западноевропейские денарии, византийские и скандинавские изделия, актовую печать Игоря Ярославича. Есть упоминания об Усть-Шексне и в летописи: в 1071 г. княжеский дружинник Ян Вышатич «сташа на Усть-Шексны» для проведения суда над восставшими волхвами.

Меньше всего споров у исследователей вызывает дата основания Переславля. В летописи прямо говориться о том, что в 1152 году князь Юрий Долгорукий «град Переславль от Клещина перенес и созда больше старого». То есть здесь, как и в случае с Сарским городищем, идет речь о переносе функций старого мерянского племенного центра, на новый центр княжеской власти.

Вместе с княжеской колонизацией края происходит и его христианизация. Официальной датой основания ростовской епархии считается 992 год, хотя в летописях говорится, что первые ростовские епископы Федор и Илларион «терпели беспрестанные огорчения» по вине местных жителей и вынуждены были вернуться в Византию. Христианство с трудом приживалось на ростовских землях, об этом свидетельствуют как восстания волхвов 1024 и 1071 годов, так и практически полное отсутствие вплоть до конца XI века предметов христианского культа в археологических  материалах из Ростова. В числе причин такой ситуации исследователи называют и долгое отсутствие князя в Ростове (после смерти Бориса), и смешенное славяно-мерянское население, говорящее на разных языках, и отсутствие русских кандидатов в епископы, и нежелание греков отправляться в языческую глубинку.

 

Леонтий Ростовский. Икона XVI век, Ростовский кремль   

Ситуация несколько улучшилась в середине XI века, когда епископом становится Леонтий Ростовский. Сведения источников и исследователей о его личности расходятся: его называют то греком, то русским. Согласно Житию, в начале своей деятельности он также был изгнан жителями из города, но не уехал, а поселился на Брутовщинском ручье, где основывает церковь и много внимания уделяет работе с детьми. Впоследствии, он, видимо, вернулся в Ростов, где его проповедь была встречена более благосклонна. Много внимания Леонтий уделял просвящению клира. Сведения о смерти епископа тоже расходятся между собой, называются даты от 1071 до 1077 годов, причем в разных источниках речь идет как о мученической кончине, так и о мирной смерти. 

Следующим по времени деятельности ростовским епископом был Исайя. В отличие от предшественников, Исайя действовал более решительными методами:  разрушал идолов, сжигал святилища и т.д. Большинство исследователей сходятся на том, что во время его епископства христианство приобрело значительное влияние.  

Исайя Ростовский. Икона XVII века. Ростовский Кремль   

Ситуация несколько улучшилась в середине XI века, когда епископом становится Леонтий Ростовский. Сведения источников и исследователей о его личности расходятся: его называют то греком, то русским. Согласно Житию, в начале своей деятельности он также был изгнан жителями из города, но не уехал, а поселился на Брутовщинском ручье, где основывает церковь и много внимания уделяет работе с детьми. Впоследствии, он, видимо, вернулся в Ростов, где его проповедь была встречена более благосклонна. Много внимания Леонтий уделял просвящению клира. Сведения о смерти епископа тоже расходятся между собой, называются даты от 1071 до 1077 годов, причем в разных источниках речь идет как о мученической кончине, так и о мирной смерти.

Следующим по времени деятельности ростовским епископом был Исайя. В отличие от предшественников, Исайя действовал более решительными методами:  разрушал идолов, сжигал святилища и т.д. Большинство исследователей сходятся на том, что во время его епископства христианство приобрело значительное влияние.  

 Авраамий Ростовский. Икона XVII века. Ростовский Кремль

Следует сказать несколько слов о другом миссионере, крестившем ростовские земли – о преподобном Авраамии Ростовском. К сожалению, в Житии данного святого наличествует  сочетание черт, указывающих на X-XI, XII и даже XIV века, вызвало разногласия между исследователями. Согласно преданию, он сокрушил идола Велеса в Ростове и основал Богоявленский монастырь.

Таким образом, христианизация Ярославского края была процессом длительным, растянувшимся на столетия. Долгое время бытовало так называемое двоеверие, смешение языческих и христианских элементов. Данное явление подкрепляют находки так называемых змеевиков – амулетов, на одной стороне которых изображались святые, а на другой – клубок змей. Такой змеевик XII века с изображением  архангела Михаила был найден в 2006 году на территории Стрелки в Ярославле.

Змеевик из раскопок на Стрелке в Ярославле